May 31st, 2010

Хреновый строй

Знаете, часто говорят, дескать, прошлый строй-то сам рухнул. Чем и показал свою абсолютную беспомощность. Ведь если бы тот строй был нормальным, то разве ж дали бы люди его порушить? Хрен бы там. Люди бы всем миром стали и защитили бы то, что им действительно дорого. Ну а так — побунтовали немного, покричали «верните как было», но это — маргиналы. Большинство ведь, как оказалось, за перемены. Кабы не так, удалось бы разве меньшинству все эти реформы продавить?

А раз продавили, пусть даже со стрельбой и множеством потасовок, то, значит, большинству прежнее не нравилось, а требовалось новое. Можно ли разве убедить человека хотеть то, чего он не хочет? Ну одного, ну двух — понятно. Но большинство-то не обманешь. Так вот говорят. Поэтому, дескать, можно ссылаться на подкупленность кого-то там из главных со стороны гадских врагов с Запада, но будь строй крепким, обрушил бы его один гад? Нет, конечно, не обрушил бы. Если в стране всё нормально, если путь правильный выбран, то хоть тысячу агентов зашли — ничего у них не выйдет. Люди отстоят свои идеалы (которыми они так гордятся). И никакими войсками такое не остановить, никакими репрессивными мерами — всю страну захочешь, а не пересажаешь.

Тем более, когда власть от тоталитаризма через плавное внедрение демократических институтов целиком перешла гражданам. До этого как было? Глав-нач-пупс сказал «рахат», народ ответил «лукум». А потом-то стало всё не так: не нравится что-то — выстави своего кандидата, поддержи его и он всё исправит. Ну и могло ли, дескать, при таком-то раскладе большинство вдруг оказаться обманутым? Нет. Раз вышло так как вышло, народ, значит, в целом был за. Голосовал он за новых, а если его заставляли вдруг, как об этом говорят критики, так слишком мало, получается, протестующих было. Раз удалось их так просто «заставить».

Что из этого следует? Следует, что хреновый этот строй. Очень хреновый. Века даже не продержался — рухнул. Фактически даже и полувека не протянул, поскольку ведь не мгновенно он возник-то, был некоторый переходный период. Некоторое время всё-таки с предыдущим права делились. Меньше полувека прожил, то есть. С хорошим строем такого бы не случилось. Не набились бы проходимцы во власть, не довели бы население до предела, не заставили бы людей голодать. При нормальном строе не опустели бы по́лки магазинов, не развилась бы торговля из-под полы. Не было бы низкопоклонства перед заграничными шмотками — своих бы хватало. И свои были бы пригодными к ношению. Модными. Это ж как раз верхи изо всех сил пытались урвать себе что-нибудь заграничное. При нормальном строе страну бы не впрягли в войну «за братский народ» под громкие слова о «помощи и поддержке». И не проиграли бы эту войну. Так вот говорят.

Да чего там, говорят, будто бы раз тот ублюдочный строй вот так вот рухнул, не протянув и семидесяти лет, то сама эта идея — ущербна и порочна. Такой хреновый строй, который берёт и рушится, просто не может в принципе быть хорошим. Это не сбой в системе, не ошибки данной реализации, нет, это сам строй — хреновый. Им, говорят, этим строем человечество уже переболело. Не надо его больше, такого хренового. Надо другой, нормальный. Проверенный. При котором люди себя людьми чувствуют. Ведь именно это кричали на демонстрациях, когда новый строй требовали?

Collapse )

Постиндустриализм: конец мифа

Текст статьи не мой, а товарища m_kalashnikov. Вот источник.

Мифом о существовании так называемого «постиндустриализма» нас кормили три десятка лет. Мало того, эту безответственную утопию попытались воплотить в реальной жизни. С катастрофическим результатом. Теперь встает вопрос о том, что на самом деле ждет нас впереди. К чему идти?


ГЕНЕЗИС МИФА

Сам термин «постиндустриальное общество» ввел в широкий оборот Дэниэл Белл в 1973-м. Это социум, в экономике которого (как итог научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Производственным ресурсом становятся информация и знания. Научные разработки становятся главной движущей силой экономики. Наиболее ценными качествами являются уровень образования, профессионализм, обучаемость и творческие способности работника. Здесь опережающими темпами растет сфера услуг. Завод уступает место университету – средоточию производства знаний.
На первый взгляд, все верно. Бэлл нарисовал мир, похожий на реалии «Туманности Андромеды» Ивана Ефремова.

Но эта концепция в совершенно другой форме стала господствующей на нашей памяти. Неким научным обоснованием деиндустриализации Запада (выноса производств в дешевые страны), глобализации на американо-неолиберальный манер и расцвета экономики финансовых спекуляций.
Еще в 1990 году один из идеологов постиндустриализма, Элвин Тоффлер, в книге «Метаморфозы власти», рисовал будущее Запада как стран с заводами и фабриками, где работают гибкие роботизированные производства. Практически без людей. Управляемые электронными «мозгами», производящие ровно столько товаров и с теми характеристиками, что заказали придирчивые потребители.
Но в реальности все обернулось совершенно иным. Вместо роботов оказались сонмы китайцев на вынесенных в Китай предприятиях. И реальные перспективы гибели самого привычного Запада.


ИЗНАЧАЛЬНАЯ ПОРОЧНОСТЬ

В самом названии «постиндустриализм» кроется нелепость и порочность теории. Сам термин сроди «пост-ремеслу» и или «пост-сельскому хозяйству». Это если брать чисто техническую сторону. Но точно так же дело обстоит с точки зрения обществоведческо-формационной. Разве бывают «пострабовладение» или «постфеодализм»? Очевидная чушь. Бывают феодализм и капитализм. Приставка «пост-» говорит о том, что некий строй превратился в кошмарного зомби: вроде бы и умер – а продолжает ходить по земле.
Считаю, что теория «постиндустриализма» была поднята на щит именно потому, что затушевывала проблему строя, что идет на смену капитализму. Она оказалась оправданием для попытки создать неограниченный, необузданный капитализм глобального толка, который всего за тридцать лет себя полностью исчерпал – и привел мир в тяжелейший системный кризис.
Итак, чем на деле обернулся постиндустриализм на практике?


ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРАХ

Collapse )