May 28th, 2010

Про рабочую силу и труд

Труд — это деятельность, направленная на производство общественно полезного продукта. Рабочая сила — это способность совершать труд. Данные термины в основном используются для рассуждений на марксистские темы, поэтому особенно важно при трактовке марксистских фраз понимать, что имели в виду авторы.

Точнее, не столько авторы, сколько их переводчики на русский, поскольку терминологию придумывали в том числе и они. Я по-немецки не разумею, поэтому буду благодарен, если мне напишут, как там в оригинале, однако даже в английском переводе термины более удачные.

«Трудиться» — «do work» (то есть, «совершать работу»).
«Рабочая сила» — «labor power» («энергия работника» или «трудовая энергия», то есть).

В отличие от русскоязычных вариантов, англоязычные (и, по-видимому, оригиналы на немецком тоже) гораздо лучше соответствуют смыслу терминов, способствуют более интуитивному их пониманию и созвучны понятиям, пришедшим из физики.

Энергия — это способность совершать работу. Что в физике, что в марксизме. Очень удобно.

Но не в русском переводе. В русском возникает путаница, поскольку, хотя сила в общем-то тоже связана с работой, однако их связь между собой несколько иного рода (в физике работа = сила * перемещение).

Как бы то ни было, какими бы соображениями переводчики ни руководствовались, для правильного понимания тезисов надо помнить: в марксизме рабочая сила — это потенциал, а труд — реализация потенциала. Легко догадаться, что обладающий потенциалом совсем не обязательно его реализует.

Почему классики говорят, что при капитализме рабочая сила является товаром? Почему утверждают, что рабочий продаёт капиталисту именно свою рабочую силу? Потому что действительно, за зарплату рабочий предоставляет свой потенциал к труду в распоряжение капиталиста. На практике обычно оговорена нижняя грань реализации — то количество труда, которое требуется для сохранения места, однако верхняя грань не оговорена и, — в реальности, — рабочий совершает больше труда, чем ему оплачивают. Разницу забирает себе капиталист, что как раз и является основной сутью его деятельности. В ином случае он бы и не был капиталистом.

Капиталисту, конечно, не нужен потенциал сам по себе, его интересует реализация потенциала, однако оплачивает он как бы только потенциал или, можно сказать, заранее заданную часть его реализации. Рабочая сила, поступившая в его распоряжение, сулит бо́льшую реализацию, нежели та цена, которую он согласен заплатить за покупку рабочей силы. Точнее, не за покупку, а за взятие в аренду.

Под «воспроизводством рабочей силы» понимается воспроизводство способных трудиться. Этот процесс включает в себя рождение новых людей, а так же их воспитание и обучение. Совокупное количество труда, потраченное на этот процесс, является стоимостью воспроизводства рабочей силы. Эта стоимость, как легко видеть, есть не труд непосредственно того, кого произвели, но его родителей и учителей. Кто-то им должен обеспечить процесс воспроизводства, поставляя необходимое для их жизни и жизни их ребёнка — того самого объекта воспроизводства. При сделке с капиталистом в процессе найма, тем не менее, переговоры идут между работником и капиталистом, а не теми, кто воспроизвел этого работника. Таким образом, капиталист не оплачивает напрямую воспроизводство — он платит за уже имеющееся в наличии, чем уже распоряжается не сам производитель, а его, скажем так, полноправный преемник. Стоимость воспроизводства при этом незримо заложена в зарплату родителей: тот необходимый минимум, который им надо получать, складывается не только из необходимого лично им для выживания, но и из необходимого для рождения и выживания ребёнка. Тут важно то, что в их зарплате содержится компенсация стоимости не производства их самих, а воспроизводства следующих работников.

Неверно считать, что справедливая оплата — это рыночная стоимость воспроизводства рабочей силы. Рыночная стоимость, собственно, может быть такой, что её даже для выживания самого работника будет не хватать, не то что для воспроизводства им нового работника. Справедливая оплата — это такая оплата, которая позволяет купить продукт с эквивалентной совершенному труду трудовой стоимостью. Часть этой оплаты (в трудовом, а не рыночном эквиваленте) с необходимостью должна быть изъята из личного пользования на воспроизводство новых работников и на обеспечение этого работника в случае его нетрудоспособности, но оплачиваться должен именно труд, а не покупаться по рыночной цене рабочая сила.