January 29th, 2008

Дорогу осилит идущий

 

Герман срывал с себя одежду, потому что она была грязной. Он и сам был с ног до головы грязен. И внутри он тоже был наполнен грязью настолько, что она могла бы выплеснуться, открой он рот. Как он раньше не понимал?! Его мысли, его дела, его чаяния, все, абсолютно все было грязью. С тех пор, как он выбрал профессию журналиста, с тех пор как он написал первые строчки… – впрочем, нет, грязь не могла появиться из ниоткуда, – с самого детства он был обречен производить и перераспределять грязь. Таким его сделали, в такую среду его поместили. И он не был в состоянии сопротивляться. Но только до сегодняшнего дня. Сегодня он увидел в себе и вокруг себя эту грязь. А это – первый шаг к освобождению.

Надо очиститься. Однако нельзя же это сделать, если ты сам и все, что есть твоего – грязь. Путь только один: уничтожение всего, что составляет твою жизнь. Начать, конечно, надо с работы. В ней грязь очевидна. Эти интервью, их трактовки, мнения исподтишка, проплаченные статьи, политические обзоры… Какая же это все грязь!

Герман поискал глазами то, что могло бы сойти за символ его работы. Было бы здорово уничтожить компьютер, но его он, как назло, отнес день назад в ремонт. Что же тогда? Что? Глаз зацепился за диктофон, торчащий из кармана пиджака. Вон она – работа! Лазит по его карманам!

Диктофон был водружен в центр стола, который Герман расчистил одним движением руки, – при этом на пол отправилась пачка газет и бронзовая пепельница. Работа в лице диктофона была маленькой и убогой, но глубоко внутри, – это ясно как день, – она таила коварство. Герман взял за ножку табуретку, поднял ее над головой, закрыл глаза и нанес по работе решительный удар. Табуретка врезалась в стол, почти не встретив сопротивления, только внутренности уничтоженной работы брызнули.

Маленькие детальки пытались вызвать жалость, но Герман не поддавался. Работа притворяется человеком, говорит человеческим голосом, а внутри пластмасса, кремний и магнитная лента. Подлог! Даже в символе работы заключен подлог! Фальшивый голос. Ну, ничего, зато теперь Герман безработен. Хорошо было бы еще сжечь редакцию, но туда придется ехать под дождем, а это нарушит патетику момента.

Collapse )

Обожествлённое казино

 

Да благословенна будет игра, да спасутся рискующие, ибо дела их угодны Господу. Иначе ведь и не объяснить происходящее.

Великие утверждали, что жизнь наша – театральные подмостки, а сами мы – актёры, что-то там на них изображающие на потеху публике. Может быть, веке эдак в девятнадцатом и ранее так и было, однако река времени унесла нас совсем на другие ландшафты и софиты с рампами уже не так актуальны в нынешнюю эпоху. Сейчас люди тоже играют, но это вовсе не та самая игра, которой некогда увлекался Шекспир и античные греки, модной обовью на высокой подошве уравнивавшие себя с богами. Это не творчество, это – «вакханалия азарта», где «ставка жизнь и ставка смерть». Хотя нет, не жизнь и смерть – это тоже уже в прошлом. Ставки нынче разжижились и сильно упали в качестве, хотя мало кто это замечает.

Неспроста ведь часто, будто репортажи о рабочем дне будущего президента, мелькает мысль «рискующий да получит». Спрашиваешь: «а что предприниматель такого сделал, что оправдало получение им многих миллионов зелёной валюты?» – отвечают: «он рискнул своими деньгами, мог всё потерять, поэтому полученное – оплата его риска». Руки при этом сами разводятся, а слова «тебе-то с этого что?» застревают где-то в районе зубов. Действительно, а как объяснить? Некто рискнул, но выиграл и получил деньги. Деньги – это его доля в общественном благе. Сколько он вложил в это благо путём своего риска? Иногда сколько-то вложил. Но почему получил больше? Потому что рискнул.

Вот так. Гопник в подворотне адски рискует: его может отдубасить «клиент», поймать и посадить в тюрьму милиция, пристрелить конкурирующая группировка. Почему деньги к нему перекочевавшие не считаются «оправданными»? Риск же был. Он «вложился» – где-то приобрёл знатный кастет и сил потратил на ограбление какого-то перца в очках немерянно. Следовательно, получил заслуженное. Рубли очкарика вполне оправданно стали его рублями. Но нет, грабить незаконно. А предприниматься – вполне себе. Риск почему-то не кажется оправданием в случае с бандитом. Хотя если оплата риска сама по себе, в отрыве от прочего, справедлива, вроде бы должен. Бандитизм пора узаконить, раз уж законны другие аналогичные способы получения доли общественного блага чисто за риск.

Законно ведь играть в казино. Вполне законно. И выигранные там деньги многие уже считают «заработанными». Хотя вроде бы всем понятно, что работа – это действия по приумножению общественного блага. Что же там, в общественном благе приумножается от того, что кто-то кидает фишки на стол? Да ничего. Просто смысл денег преобразился в новой реальности. В реальности вида «казино всепланетного масштаба». Здесь оплачивается уже не вклад в благо, а риск потерять часть его доли. Таковое в сознании людей уже почти равноценно построенному мосту или открытому закону физики.

Collapse )

Хорошо забытое доброе

 

Порция коротких заметок

 

Октябрь 4, 2005 - Почему не повышают пенсии и зарплаты. Разъяснения либералов.

Октябрь 5, 2005 - Как работает данный механизм. Потрясающие своей глубиной откровения знатоков.

Октябрь 12, 2005 – Ценные эксперименты над космополитами.

Октябрь 21, 2005 - Про нелёгкое дело. Кратко.

Октябрь 24, 2005 - Как пройти. Кратко.

Октябрь 31, 2005 - Про новояз и прорыв подсознания. Кратко.

 

 

Весь дайджест

Хорошо забытое доброе

 

Для контраста и баланса порция вещей подлиньше и понасыщенней

 

Октябрь 7, 2005 – Про отношение к национализму. Длинно. Однако многим нравится. А многие сурово спорят. В любом случае, цитировали этот пост много.

 

Ноябрь 22, 2005 - Чемпион. Рассказ. Смешной.

Ноябрь 23, 2005 - Линия раздела. Рассказ. Политико-философский. Мрачный. Мне очень нравится.

 

 

Весь дайджест