January 9th, 2008

Жизнь замечательных людей: «На службе у...»

История впечатывает себя во фразеологизмы и поговорки. Каждый наверно слышал про «Пиррову победу» и про «Карфаген должен быть разрушен» и тем самым прикоснулся к песку, — нет, не к песку, к глыбам! — времён. Таким образом прошлое оставило свой след не только в летописях, но и в повседневной нашей речи.

Верно и обратное: фразеологизмы и поговорки временами формируют историю. Случайно брошенная фраза иногда переворачивает мир вверх тормашками. Вспомнить хотя бы Марию Антуанетту с её «если им не хватает хлеба, то пусть едят пирожные». Кто знает, не скажи она тогда эту фразу, как пошла бы история дальше?

Однако случаются и более занимательные вещи: одна фраза не просто провоцирует какие-то отдельные события, но даже меняет всё мироустройство. Причём, фраза может быть совершенно затасканной и незаметной. Но чреда совпадений или подходящие условия делают её не пёрышком, переломившим спину верблюду, а началом координат, от которого потомки будут вести отсчёт. Именно так это произошло с Системой Распределённых Мозговых Вычислений, когда-то созданной нашим бывшим соотечественником Семёном Дашиным. Фраза, слышанная им неоднократно, дала толчок его творческой мысли, которая впоследствии сделала мир таким, каким мы его сейчас знаем.

«Надо думать своей головой», — говорила Семёну его школьная учительница ещё в тридцатых годах прошлого века. Семён в ответ на это только злился. Да, он действительно часто пользовался подсказками, да, он списывал, но что за бред? Если «надо думать своей головой», то подразумевается, что можно и чужой. Как это? К чему это нелепое нагромождение слов? Этот школьно-бюрократический монстр, внушающий отвращения даже одним упоминанием о нём?

Но ответить учительнице Семён не мог. Он был мал, она — велика, поэтому оставалось только бессильно скрипеть зубами и мысленно обещать себе суровое отмщение всем гонителям. Гонители, кстати, очень скоро дали о себе знать и в тридцать седьмом семья Дашиных попала под маховик репрессий. Сейчас уже трудно сказать, что именно там произошло, но камнем преткновения стала газетная статья Василия Дашина — отца Семёна. На статью обрушился шквал критики и через некоторое время Дашиным порекомендовали выехать из СССР. Альтернативой сему было следствие и возможная отправка в лагеря. Василий Дашин не стал испытывать судьбу и вместе с семьёй уехал в Штаты. Так маленький Семён распрощался с гонителями-учителями и навсегда затаил в душе неприязнь по отношению к своей бывшей Родине.

Осталось в его душе и другое — та самая нелепая фраза. При всей её нелепости Семёну казалось, что вместе с тем в ней заложена и какая-то глубокая мысль. Что-то, требующее осмысления и развития.

Семён окончил школу — теперь уже американскую и собрался поступать в институт, но тут как раз разразилась Вторая Мировая Война. Поэтому обожаемая им лингвистика вынужденно сменилась радио-электроникой — именно на это отделение Массачусетского Технологического Института поступил юный Семён, как и все его сверстники захваченный творящимися в мире события.

Выбор Семёна был неслучаен: всемирный всплеск безумия заставил его куда как пристальнее взглянуть на нужды безопасности, которая по его мнению заключалась в том, что приютившая его страна должна взять под крыло весь остальной мир, дабы не допустить повторения Мировой Войны. По своей наивности Семён, конечно, не подозревал, что эта самая страна вместо того, чтобы взять планету под крыло, вцепится в неё когтями.

Радиоэлектроника, таким образом, стала тем самым рычагом, с помощью которого Дашин собирался поднять безопасность на недостижимый ранее уровень. И как ни парадоксально, точкой опоры в этом стала некогда раздражавшая его фраза. Точнее, её неявное следствие: можно думать чужой головой.

Семён видел, что Соединённым Штатам уже хватает экономической и военной мощи для установления Нового Мирового Порядка, однако им недостаёт мощи организационной. Бюрократическая система, как её не раздувай, просто не могла думать обо всём мире сразу. А компьютеры ещё были слишком несовершенны, чтобы радикально повлиять на решение проблемы. Но раз не хватает бюрократов, то почему бы не подключить к делу всех остальных? Ведь средний человек бо́льшую часть времени задействует свой мозг на ничтожный процент его мощности. Остальная мощность просто растрачивается впустую. Хорошо бы эту мощность превратить в нечто полезное для страны.

Collapse )