January 7th, 2008

Жизнь замечательных людей: «Индейские высокие технологии»

 

Сейчас, когда маленькие, но гордые народы Лакота, Дакота и Накота решили сорвать с себя ярмо, некогда водружённое на них англосаксонскими поработителями, взгляды всего мира устремились на затерянные в глуши провинции США. Именно оттуда исходит дух свободы, уже почти забытый североамериканским континентом. Именно оттуда выйдет новое начало, которое обязательно перевернёт окостеневший и прагматизированный мир белых людей.

Если вы спро́сите практически любого человека, никогда не бывавшего в Южной Дакоте, кого он знает из великих людей – выходцев оттуда, то лишь молчание будет вам ответом. Разве что глубины подсознания извлекут единственное имя – Сидящий Бык, но кем он был, подсознание не подскажет. Не так уж много. Увы, эта область для большей части человечества окутана туманом незнания и живёт лишь в стереотипах – «там обитают какие-то люди с перьями на голове». Что может быть горше для местных жителей, чем описание одного лишь их внешнего вида? Для индейца ведь жизнь идёт не столько снаружи, сколько внутри. В индейце дух является определяющим, а не какие-то там перья. Но об этом ведь никто, кроме индейцев, не знает.

И совсем никто не знает, что именно в Южной Дакоте родился человек, который оказался в силах изменить представление людей о высоких технологиях. Мы говорим о Тасунке Сапе – безвестном, но гениальном творце Дакотана и ОС СИУ. Вам ничего не говорит это имя и эти слова? Мы не удивлены. Напротив, мы были бы удивлены, если бы вы что-то об этом знали. Но завесу невежества уже давно пора сорвать.

Тасунка Сапа родился в 1988-м году в маленькой индейской резервации штата Южная Дакота. С детства он был молчалив и больше значения предавал построению мыслеобразов, нежели болтовне со сверстниками. Этим он вполне оправдывал своё имя, которое на его наречии означало Тёмная Лошадка. Что творилось у этого парня в голове? Никто не знал. В разговорах он был крайне лаконичен и отделывался обычно отдельными словами. Но как много означали его слова!

Тут стоит упомянуть об одной вещи, которая не меньше, чем замкнутость Тасунки, определила его жизненный путь. Это – структура языка индейцев. Языки Сиу являются инкорпорирующими. Это значит, что глагол такого языка включает в себя остальные члены предложения, порождая одно единственное, но переполненное смыслом слово. Для европейца или славянина подобное выглядит по-идиотски. Но индейцы не только говорят, они мыслят так. Эта особенность языка и высекла творческую искру, из которой возгорелось пламя идей Тасунки.

Поворотным пунктом его развития стал случайны визит в столицу Южной Дакоты – Пирр. Пока родители выбирали себе подходящий к их условиям бойлер, десятилетний Тасунка болтался в окрестностях магазина, где и стал случайным свидетелем разговора двух мужчин, одетых в вытертые джинсы и поношенные свитера. Они разговаривали о чём-то малопонятном, но не по годам развитый Тасунка жадно ловил каждое их слово. Уловил он и ключевую фразу, в ней говорилось, что индейцы ворвались на рынок программного обеспечения и неплохо себя там чувствуют. После этого один из мужчин очень эмоционально высказался об индейском коде. Маленький Тасунка тогда ещё не знал, что такое программное обеспечение и что такое код, но понял, что раз индейцы где-то себя неплохо чувствуют, то и ему неплохо было бы ворваться на рынок.

На рынке Тасунка бывал не раз. Его очень интересовали ларьки со всевозможными безделушками и странными вещами. Простое и понятное он, конечно, игнорировал, но рынок всегда давал поводы для его интереса. Тасунка живо представил себе, как он потрясая томагавком врывается на рынок программного обеспечения и заполучает свой собственный индейский код.

Будущее показало ошибку Тасунки – по малолетству он перепутал индийцев с индейцами, однако первый камень был заложен и Тасунка потребовал у родителей купить ему книгу про индейский код. Как ни странно, продавец не задал лишних вопросов, всё понял и вожделенная книга поселилась в наплечной сумке мальчика.

Collapse )