May 31st, 2007

Про автоматизированную филологию

Познал сиё посредством рассылки.

 

Группа исследователей-энтузиастов составляла частотный словарь произведений Михаила Шербакова: загнала в компьютер все доступные тексты и заставила умную программу подсчитать для каждого слова, сколько раз оно в этих текстах встречается. Программа была настолько умная, что сама определяла грамматическую принадлежность слова (существительное, глагол и т. п.) и распознавала потом это слово во всех его формах: падежах, лицах, числах и т. д. Когда работа была сделана, ее авторы, проверяя возможности своего детища, поинтересовался в частности, какой глагол у Щербакова самый употребительный. И получил ответ: глагол «мыть». Авторы переглянулись: они неплохо знали тексты Щербакова и что-то не замечали там обилия этого глагола. Тогда они спросили, какой глагол следующий по употребительности, и программа уверенно ответила: глагол «какать»... Только шок, пережитый авторами работы, заставил их вспомнить, что

а) программа считает деепричастия не самостоятельными словами, а формами соответствующих глаголов, и

б) никто не сказал ей о такой штуке, как ударение, которым и различаются «какАя»-- местоимение и «кАкая» – деепричастие. Тогда-то выяснилась и причина лидерства глагола «мыть» – у него кроме деепричастия есть еще и подходящая форма повелительного наклонения...

 

Дополнения уже от меня:

1. Щербаков – это бард такой, если кто не знает. На фоне большинства бардов весьма достойный.

2. Компьютеры не думают, думают люди.

3. В каждом законе, – природы ли, общества ли, абстрактной науки ли, – самое важное, это правильно учесть и описать исключения.

4. Да, я знаю, эти три пункта для вас не секрет.

Второй гей-раунд

Тоталитаризм, как известно, это система, при которой люди не равны. А либерализм делает людей равными. Но это всё только в теории. На деле при большинстве реализаций тоталитаризма большинство граждан перед законом равны. Зато при современных либерализмах некоторые граждане равнее, чем все остальные. То есть, тоталитаризм жесток, но честен – он не скрывает насаждаемых им правил. Либерализм не менее жесток, но ещё и лицемерен. Правила при нём размыты и очень гибки. Гнутся, правда, они только во вполне определённую сторону.

Вот, скажем, запретили в Чехии комсомол. И где же вопли правозащитников? Где гневные петиции от Совета Европы? Нет их. Наоборот, чуть ли не поздравления приходят. Налицо дискриминация по политическим взглядам. Лишили регистрации РКРП-РПК, опять же, все молчат. Ни слезливых интервью, ни проклятий в адрес тоталитарных властей. Нет, тут просвещённая общественность явно считает, что так и надо.

С другой стороны, стоит запретить гей-парад, и проклятия в адрес всех причастных к запрету сыпятся как из Рога Изобилия.

 

...на пресс-конференции в понедельник, представители сексуальных меньшинств сообщили, что шествие предполагается провести от Главного почтамта до Лубянской площади и соберет оно, по их собственным оценкам, около двух тысяч человек. При этом в случае отказа на проведения шествия гомосексуалисты заявили, что все равно устроят акцию тем или иным образом.

На пресс-конференции также было распространено сообщение генерального секретаря Совета Европы Тэрри Дэвиса, в котором он резко осудил насильственные действия против геев и лесбиянок в Москве и призывал местные власти расследовать эти нападения и наказать людей, ответственных за них. «Они имеют право добиваться полного и безусловного уважения к их основным правам и свободам», – подчеркнул Генсек Совета Европы, говоря о людях с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

 

Может я чего не понимаю, однако не разъяснит ли генеральный секретарь Совета Европы, где именно нарушаются права геев? И какие именно их свободы ущемлены? Вроде с работы за гомосексуализм не выгоняют, в тюрьму не сажают. Даже в клубы им ходить вполне себе разрешается. В общем, между геями и всеми остальными никаких различий не делают. С одним исключением: как только геи начинают себя вести как геи, к ним возникает резкая неприязнь. Вот именно эту неприязнь геи и считают ущемлением их прав и свобод. Особенно когда кто-то пытается помочь негеям избежать неприятного им зрелища.

Но вообще-то людям неприятно довольно многое. Например, мало кто любит смотреть на испражняющихся людей. Тем не менее, доподлинно известно, в мире существуют люди, которым приятно как публично испражняться, так и смотреть на сей процесс. Правозащитники просто не додумались: надо потребовать свобод для любителей фекалий. Пусть гадят где хотят. А если остальным не нравится, то они – фашисты и копрофобы. С ними надо жесточайшим образом бороться. Вот, скажем, некий Питер Тетчел рекомендует:

 

Если Лужков и впрямь демократ, ему следует осадить ярых гомофобов и позволить московскому движению секс-меньшинств провести парад. Запрет парада означает, что российская демократия существует только в той мере, в какой это устраивает власти.

 

Лучше про понимание демократии либералами и не скажешь. Действительно, какое демократу дело до мнения большинства? Главное – это реализовать все прихоти отдельно взятых меньшинств. Даже если большинство не хочет удовлетворения таких прихотей. Вот если гетеросексуалы вдруг проведут парад в честь гетеросексуализма, с плакатами «я горжусь, что я гетеросексуал» или «мужчина должен быть с женщиной», то это, ясен пень, – фашизм и нетерпимость. А симметричная акция от геев – пример свободы и демократии.

Я вообще не понимаю, какого хрена кто-то желает демонстрировать мне особенности своей сексуальной жизни. И особенно не понимаю, почему это должно быть запрещено только нормально ориентированным, а извращенцам разрешено. Не понимаю, почему, когда я называю извращенца извращенцем, то это – проявление фашизма. Очевидно ведь, что я могу его так назвать только после того, как он мне это наглядно продемонстрирует. По этому поводу совершенно правильно говорит верховный муфтий:

 

Представители секс-меньшинств могут заниматься, чем хотят, только дома или где-нибудь в укромном месте в темноте, а если они выйдут на улицу, их следует только лупить.

 

Сказал, как отрезал. Тут даже и добавить нечего. Действительно, сексом надо заниматься в тех местах, где тебя никто не видит. Вне зависимости от того, гей ты, зоофил или же нормальный человек. Если же кто-то лезет с этим вопросом в центр города, он должен огрести от милиции по полной программе. Ровно так же, как желающий нагадить в центре Красной Площади. Даже если его религиозные и сексуальные убеждения требуют гадить именно там.

На эту тему либералы выдают просто сногсшибательное в свой идиотичности рассуждение. При тоталитаризме гей-парады запрещены, а демократия – противоположность тоталитаризма, поэтому при демократии они должны быть разрешены. Тут прямо даже не знаешь, что сказать. Складывается впечатление, что так называемые демократы уже позабыли, что такое демократия. Демократия, я напоминаю, это власть народа. Не демократов, не меньшинств, не правозащитников, а именно народа. И если народ не хочет видеть на улицах своих городов голубых, то их там быть не должно. А генеральный секретарь Совета Европы может со своим личным мнением поступить очень жестоко и негигиенично. Если ему недостаёт геев, то пусть сходит в гей-клуб. Их там навалом. Или, ещё лучше, прямо сразу к ним в гости нагрянет. Оное же стоит совершить и правозащитникам.

Но нет, все эти ребята уже привыкли жить по двойным стандартам. Демократия в их понимании – это полное удовлетворение их личных взглядов на жизнь. Эта точка зрения, повторюсь, от тоталитарной отличается только своей лицемерностью, а принципы ровно те же.

Сексуальные меньшинства, что характерно, тоже двойные стандарты обожают, что опять же изрядно роднит их с правозащитниками. С одной стороны, геям хочется, чтобы окружающие не отличали их по сексуальной ориентации, с другой стороны они сами же себя по ней громогласно отличают, да ещё и требуют разрешения публичных демонстраций этого различия. Некоторые национальности, кстати, тоже ведут себя подобным образом. Ага. И оголтелые феминистки тоже. Смысл один: сохраните нам все возможности всех остальных, освободите от обязанностей всех остальных и ещё до кучи дополнительных прав накиньте.

 

Отдельную благодарность надо выразить некоторым православным, успевшим отметиться в разнообразных интервью. Общий смысл большинства выступлений: «Я – православный, поэтому геев долой». Тоже очень глубоко подмечено: вот был бы он дзен-буддистом, тогда всё нормально, пусть хоть совокупляются прилюдно, однако «он – православный». Эти ребята тоже почему-то никак не уяснят, что они вообще-то большинство среди граждан России не составляют, более того, между собой тоже во мнениях расходятся изрядно. Их слова для окружающих звучат примерно как «Я – программист, поэтому следует срочно колонизовать Альфу-Центавра». В общем, очень убедительно и логично. Складывается впечатление, что они не столько против геев выступили, сколько за. Терновый венец им организовали и всё такое.