April 15th, 2005

(no subject)

 

 

12 апреля не было салюта. Зато по телевизору в это время была клевая передача. О жрачке. Как ее готовить, то бишь. Ладно, я даже могу допустить, что салют был, но я его проглядел (ибо не особенно люблю салюты), а по телевизору в этот день много говорили о Дне Космонавтики, но я всего этого не видел (ибо телевизор тоже не особенно жалую). Речь пойдет не об этом, а о том, чем нынешний телевизор отличается от телевизора прошлого – жрачка по нему и отсутствие салюта только вызвали эти размышления к жизни.

Так вот, о жрачке. Жрачка, она очень хороша. Когда есть хочется или праздник какой. Сготовить можно много вкусного, спору нет, но для этого достаточно книги с рецептами или знающего толк в кулинарии товарища. И немного практики еще. Телевизор для этого не нужен. Однако по телевизору упорно показывают кухонные шоу. Причем, в диких, неадекватных количествах. Еще нормально было бы, если бы нам показывали передачи о полинезийской кухне – по этой теме книг не очень много, да и знающих толк товарищей тоже. Зачем это еще можно было бы понять.

Вообще-то нам, вроде как, объясняют зачем. В плане: народ смотрит, значит, показывать надо. Рыночная экономика, реклама и всё такое. И вот ведь ситуация: сначала показывается куча бесполезных тупых программ, пока все умные или хотя бы не очень тупые люди не бросят смотреть телевизор, а потом говорится, что ничего другого, кроме жрачки народ уже не поймет. Ну да, тот народ, который вы сами же для своей аудитории создали, действительно не поймет. А создали вы его тоже понятно для чего: только этот народ способен повестись на вашу рекламу.

Сейчас много и со смехом вспоминают социалистические средства массовой информации: какие-то кочегары на обложках журналов, концерты классической музыки по телевизору, научно-популярные передачи по радио. Сквозь приступы смеха добавляется: кому это нужно было?

Во-первых, нужно. Тираж журнала «Наука и жизнь» в те времена превосходил тиражи всех современных журналов вместе взятых. Во-вторых…

Во-вторых, космос – это то, что может увидеть свинья, если посмотрит вверх. Но шея у свиньи устроена таким образом, что поднять голову свинья не в состоянии. Поэтому она может смотреть только вперед и вниз. На жрачку и дерьмо.

В этом и штука: современные масс-медиа людей ставят на одну планку со свиньями: Космос, ребята, не для вас. Для вас – «Смак» и «Поле чудес». На десерт – пара экстрасенсов и псевдоученых. Последние расскажут вам о том, где они отдыхали в прошлом году, и как им нравятся «Поле чудес» и «Смак». Поскольку, на космос вы всё равно посмотреть не в состоянии. Да и не нужно это вам – знание о том, какую форму имеет наша галактика не увеличивает продажи пылесосов.

В прошлом же СМИ выступали в несколько другой роли. Отличие этой роли принципиальное: они были ориентированы не на то, что есть, а на то, что должно быть. Ненужный никому концерт подавался как потенциально нужный, пусть даже и не востребованный. Пусть половина слов ученого была непонятна, но радиослушатели хотя бы задумывались о том, что в природе и так тоже бывает. СМИ задавали уровень развития среднего человека и сознательно этот уровень всё время завышали, чтобы было куда расти.

И кочегар на обложке журнала тоже был наделен, – не побоюсь этого слова, – великим смыслом. Даже двумя. Первый: мы знаем, что не все кочегары такие, но мы (общество) хотим, чтобы такими были все. И таким стать можно: уже есть один такой, десять, сто, тысяча таких.

Второй момент не менее важен: кочегар-стахановец – один из нас, из народа. Не боги ведь горшки обжигают. Мы можем стать великими и должны ими стать.

Для сравнения: в современных журналах изображаются именно боги. С подразумеваемыми между строк словами: «смотрите, свиньи, как настоящие пацаны живут. Вы никогда не будете жить так». Смотрите, свиньи, на артистов и политиков и трепещите. А остальное время, свиньи, смотрите на жрачку по телевизору. И на то, в каком дерьме вы живете. Космос, свиньи, не для вас. Да и не для «богов» тоже. Космос для людей. А люди остались в прошлом.

 

 

Подчерпнуто на гоблинском форуме

 

 

A Plan for the Improvement of English Spelling

 

by Mark Twain

 

For example, in Year 1 that useless letter "c" would be dropped to be replased either by "k" or "s", and likewise "x" would no longer be part of the alphabet. The only kase in which "c" would be retained would be the "ch" formation, which will be dealt with later. Year 2 might reform "w" spelling, so that "which" and "one" would take the same konsonant, wile Year 3 might well abolish "y" replasing it with "i" and Iear 4 might fiks the "g/j" anomali wonse and for all.

Jenerally, then, the improvement would kontinue iear bai iear with Iear 5 doing awai with useless double konsonants, and Iears 6-12 or so modifaiing vowlz and the rimeining voist and unvoist konsonants. Bai Iear 15 or sou, it wud fainali bi posibl tu meik ius ov thi ridandant letez "c", "y" and "x" -- bai now jast a memori in the maindz ov ould doderez -- tu riplais "ch", "sh", and "th" rispektivli.

Fainali, xen, aafte sam 20 iers ov orxogrefkl riform, wi wud hev a lojikl, kohirnt speling in ius xrewawt xe Ingliy-spiking werld.