Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Очередное открытие

 

 

Есть феномен, носящий условное название «женская логика». Не то, чтобы много перьев исписано в попытках его объяснить, но языков об него истрепано изрядно. Объяснение не найдено. Что особенно обидно, не найдена даже формулировка. До сих пор феномен понимается исключительно интуитивно, что, понятное дело, приводит к совершенно разным его трактовкам.

Расширением данного феномена является «женский тип мышления». И здесь, к сожалению, тоже далеко не всё понятно. Точнее даже не столько непонятно, сколько неформализовано и «беспричнно».  Психологи в большинстве своем отделываются общими словами и разрозненными наборами фактов. Вот некоторые из них:

 

·        Женщины в среднем лучше учатся в школе и институте, но учеными, а тем более крупными учеными, становятся на несколько порядков реже, чем мужчины.

·        Мальчики часто играют в стратегические игры, девочки всё больше в куклы. Это объяснимо: игрой в куклы девочкам прививается их социальная роль. Однако женщины, кроме того, гораздо больше мужчин увлекаются игрой «Lines», которая к социальной роли не имеет никакого отношения.

·        Из женщин чаще получаются хорошие вахтерши, секретари и бухгалтеры, из мужчин – программисты, политики и бизнесмены.

·        В «мужских» фильмах превалируют идеи и действие, в «женских» – чувства.

·        Женщины делают всё гораздо аккуратнее, но при этом редко находят эффектные и нестандартные решения.

 

Всё это уже отражает некоторые закономерности, однако в цельную концепцию пока что не ложится. Поэтому пойдем дальше.

Даже нет. Дальше мы поедем. А именно обратим внимание на «женский стиль вождения».

Я сам не автомобилист – даже водить не умею. Тем не менее, наблюдать ряд эффектов доводилось. Первый: женщина на дороге видит далеко не все объекты. Тем более, далеко не всех объекты она полагает самостоятельными. В том смысле, что она не предполагает у них какого-то поведения, не совпадающего с ее желаниями. Второй эффект менее заметен, но более важен: мужчина за рулем спокойно может глазеть по сторонам и/или болтать с приятелем. Женщина, заговорив с кем-то или увидев что-то интересное, с большой вероятностью вести машину перестанет. То есть, ехать-то она в ней будет, а вот управлять уже нет.

Не менее интересные проявления мы наблюдаем в общении с противоположным полом. Существует расхожее мнение: изменяют только женщины, мужчины просто занимаются сексом. Верно ли оно? И да и нет. Дело в том, что для мужчины главное – процесс, для женщины – его обрамление. Даже не ухаживания или распивание шампанского у камина, а мечты о будущем и воспоминания о прошлом. Мужчина, переспав с кем-то, ближайшие несколько дней об этой «кем-то» не думает, он уже увлечен другими делами. Женщина скорее не будет думать о мужчине во время встречи с ним, – в это время она будет представлять себе следующие их встречи или прокручивать в голове прошлые.

Немаловажно: мужчина может прикупить пива, чтобы выпить его после секса. Да что там, он может отвлечься от секса, чтобы глотнуть пива или прослушать повнимательнее любимый фрагмент песни. Женщина всё это тоже может. Но их «отвлечения» протекают по-разному. Мужчина, глотая пиво или вслушиваясь, продолжает сексом заниматься. Женщина же на время о сексе забывает. А вернувшись к сексу, забывает о пиве (справедливости ради: о пиве многие женщины вообще не помнят).

Закономерность уже стала четче, но еще не прояснилась до конца. А разгадка-то лежит на поверхности…

Долгое, надо сказать, время я искал эту разгадку. Но не находил. Вертелось что-то на языке, витало что-то в воздухе, но было таким же эфемерным, как современная психотерапия. Самое интересное, что ключ к разгадке был дан мне еще в школе. Дело происходило следующим образом:

Кто-то особо умный из министерства образования выдал распоряжение во всех школах завести школьного психолога. Лучше бы хомячков завели, право слово. Ну да не будем о хомячках. Персональную психологиню нам действительно завели, причем прямо в класс, и она сразу начала устанавливать с нами контакт. Для начала она задала нам вопросы о том, что мы делаем в свободное время. Мы ответили: «книжки, там, всякие читаем, беседуем». Она еще что-то спросила. Мы еще что-то ответили. Но через некоторое время она пришла к ужасному выводу, который не замедлила озвучить в форме вопроса. Вопрос формулировался примерно так: «а вы что, никогда не перестаете думать?!!». В нем, кстати, читалось большое недоумение. Ответ мы сформулировали в форме не менее недоуменного вопроса: «а вы что, перестаете?!!». Тетя-психолог ушла обескураженная, после чего пожаловалась директору, что нас жестокие преподаватели совсем умучили.

Надо сказать, что класс был не просто какой-то там, а самый что ни на есть физико-математический. Что накладывало определенный отпечаток на его половой состав: двадцать мальчиков и одна девочка.

После визита психолога в мою душу закрались первые сомнения, которые я стал потихоньку проверять. И выяснилось следующее: девочки крайне редко думают больше одной мысли одновременно, мальчики редко думают меньше двух. Как я тогда не понял очевидного?

 

Женщины спроектированы природой, как однозадачные системы, а мужчины, как многозадачные.

 

Осознание этого факта разом объясняет все различия в образе мышления. А именно: мужчина с легкостью думает о нескольких вещах одновременно, как многозадачная система распределяя процессорное время межу задачами (правда, – по-видимому, из соображений безопасности, – у него встроен запрет на выдачу более восьмидесяти процентов ресурсов под одну задачу). У женщин многозадачность может только грубо эмулироваться – полным переключением на другую задачу, пока та не будет решена или пока не последует переключения на третью.

Это приводит к специфическим развлечениям – играм, где не надо решать более одной задачи одновременно (как, например, в игре «Lines»), но делает совершенно невозможным развлечения в виде игр с оптимизацией по большому количеству параметров или с большим количеством одновременных процессов, таких как компьютерные, да и настольные, стратегии или преферанс.

Грубая эмуляция многозадачности приводит к быстрому и полному переключению между раздражителями: или разговор или управление машиной, или пьянка или решение математических задач.

Обучение, представленное в виде «однозадачных», линейных уроков идет крайне легко, однако практическая научная деятельность быстро сходит на нет из-за невозможности учета более чем одного фактора, необходимость чего отсутствует в школьных задачах (кстати, женщины-учителя гораздо более подвинуты на заучивании учениками материала, нежели учителя-мужчины). Это же является причиной выбора работы только из определенного спектра профессий: работа должна сводиться к решению только одной задачи в каждый момент времени.

С другой стороны, мужчина с «женскими» профессиями справляется хуже. Встроенная многозадачность не позволяет все силы отдавать одному делу. «20% безопасности» постоянно требуют приложения. Это приводит к тому, что параллельно основной задаче начинает решаться произвольная второстепенная, при большой сложности которой, автоматически повышается ее приоритет. Следует заметить, что основная задача мужчиной не перестает выполняться. Однако ресурсов ей отводится меньше, чем могло бы. Что приводит к снижению эффективности ее выполнения.

Для борьбы с этим явлением мужчины часто используют эмуляцторы однозадачности. Принцип их действия таков: искусственно ограничиваются доступные ресурсы, что приводит систему в аварийный режим. В этом режиме снимаются ограничения на их распределение. Что позволяет, во-первых, достичь почти стопроцентного приоритета задачи, а во-вторых, не давать другим задачам отобрать часть ресурсов. Наиболее известные эмуляторы – спиртные напитки и недосып.

Многозадачность также позволяет сопоставлять идеи и действия, но делает скучными для восприятия даже самые тонкие чувства. Чувство в каждый момент времени обычно одно. Идей может быть много. И они могут переплетаться.

Следствием этого является не только различия в «мужской» и «женской» литературе. Это обуславливает и способ выполнения бытовых задач. Женщина решает ординарную задачу примерно так: «в квартире пыльно, надо убрать пыль, я беру пылесос и убираю им пыль». Мужской вариант существенно отличается: «в квартире пыльно, надо убрать пыль, настроить новую стереосистему, позвонить друзьям и договориться о вечернем преферансе, я беру телефонную трубку и звоню, в это время я хожу по комнатам с пылесосом и собираю пыль. Когда я прохожу мимо новой стереосистемы, я кручу на ней всякие ручки и читаю инструкцию. Заодно думаю, куда поставить колонки и кого позвать на замену заболевшему товарищу, чтобы было четыре человека для пули. Кстати, если включить пылесос не на вдох, а на выдох, и закрепить шланг в тисках вертикально, то в получившейся струе воздуха будут прикольно крутиться шарики для пинг-понга». Женщина, не способная отследить полет мысли, конечно, будет удивлена вопросом: «куда ты переложила тиски?». Ей не понять, как тиски могут помочь уборке квартиры, переговорам с друзьями или настройке стереосистемы.

Объяснить межполовые отношения несколько сложнее, но и тут, в рамках озвученной концепции, всё очень складно. А именно:

Для женщины любовь – длительный, всепоглощающий процесс. О предмете своей любви она думает самозабвенно (мы уже знаем, что всему виной однозадачность ее системы). Предмет любви женщины в каждый момент времени один и только один. Предметы могут меняться, но не могут сосуществовать. Поэтому, полюбив одного, женщина сразу выбрасывает из головы другого. Зато оставшийся становится главной и единственной задачей. Эту задачу женщина постоянно «решает». Длинное время отклика, характерное для однозадачных систем, часто приводит к тому, что задача решается даже тогда, когда она уже решена. Из-за этого уже заполученный муж/любовник продолжает рассматриваться только как потенциальный.

Для мужчины любовь очень интересна, но не более чем всё остальное. Понятие «погрузиться в любовь» в мужском понимании лишено смысла (как уже сказано, есть запрет на стопроцентное выделение ресурсов одной задаче). Поэтому мужчина спокойно разговаривает с женщиной о своих идеях или интересах, не замечая, что ее однозадачность требует от нее разговора только о любви. Переключив вдруг внимание женщины, мужчина недоумевает, почему она вдруг перестала желать секса с ним. Еще бы! Он-то сам может думать о нескольких вещах сразу. Зато женщина не понимает, как может мужчина пить пиво при общении с ней. Примеряя ситуацию на себя, она понимает, что сама не могла бы пить пиво и обращать внимание на мужчину, из чего делает вывод, что и мужчина не может обращать на нее внимание.

Когда мужчина идет на сторону, «сторона» является лишь только чуть более приоритетным процессом и лишь только временно. Другие женщины на это время не перестают существовать, как не перестают существовать недодуманные мысли, незаконченная игра в «Цивилизацию» и неотремонтированный автомобиль. Просто их приоритет временно понижен. Уход со «стороны» автоматически повышает ранее пониженные приоритеты. Машинально мужчина ждет того же и от женщины, но с удивлением замечает, что после измены его женщина действительно меняется (предположительно, именно в этом заключается глубинный смысл слова «измена»). Что вполне логично: его собственный приоритет у женщины внезапно упал со стопроцентного уровня на нулевой.

Женщина точно так же судит по себе и подозревает, что если мужчина занялся чем-то другим (или кем-то другой), то ее саму он больше не любит. Поскольку она сама именно так бы и изменила(-сь).

А всё почему? Повторяю для закрепления: потому что мужчина многозадачен, а женщина – однозадачна.

Осознание этой, в общем-то очевидной, мысли человечеством обязательно должно привести к резкому скачку взаимопонимания. В рассуждениях, действиях, привязанностях, во всём надо пытаться рассмотреть системную структуру объекта. Немного сбивает с толку наличие небольшого процента многозадачных женщин и чуть большего процента однозадачных мужчин. Но, после некоторой тренировки, можно научиться быстро отличать одни системы от других и прогнозировать из состояния.

В частности, одной из наиболее распространенных ошибок является предположение однозадачной системы о стопроцентном приоритете обсуждаемого в данный момент, в разговоре с многозадачной системой. Однозадачная система предполагает, что многозадачная, так же как и она сама, всецело поглощена обдумыванием основной темы. Из-за этого ей кажется, что ее намеки будут отгаданы и восприняты. Многозадачная же система воспринимает туманные, пространные и нечеткие рассуждения, как формулировку задач с низким приоритетом, поэтому не расшифровывает их. Особенно сразу после их оглашения.

Многозадачная же система иногда ошибается, приводя однозадачной пять взглядов на одну проблему, не отдавая при этом себе отчета, что у однозадачной системы взгляд на любую проблему может быть только один.

 

Надеюсь, что после осмысления «теории систем» у читателей не останется никаких вопросов по поводу их функционирования и взаимодействия. Лично у меня их действительно не осталось. Кроме разве что одного: насколько я был серьезен, когда всё это писал.

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →