Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Истории из жизни

 

 

Источник

 

1 мая 1993 года, как все, надеюсь, помнят, произошло кровавое столкновение ельцинских псов-рыцарей с мирной демонстрацией оппозиции. Хотя прошло 15 лет, я могу совершенно чётко и явственно, по минутам, восстановить последовательность событий.

Самое любопытное, что на 8 мая была назначена моя свадьба с первым мужем, и в шкафу дожидалось своего часа свадебное платье – воздушное, открытое, с глубоким декольте... Так вот, платье пришлось упаковать, и замуж я выходила в водолазке с длинными рукавами, с воротником до ушей, и в глухой юбке до пят (в 32-градусную жару – май был на редкость жарким). И жених, и невеста с головы до ног были цвета спелого баклажана – на нас не было живого места от фиолетовых кровоподтеков от омоновских дубинок, у меня были отбиты ладони (идя в первом ряду колонны, мы приняли на себя первый удар и пытались заслониться от «демократизаторов»). В толпе возможности маневра сильно ограничены – нельзя никуда убежать или спрятаться, приходится принимать «ближний бой». Считаю, что жизнь мне буквально спас профессор философского факультета МГУ Иван Аршакович Гобозов – я не видела, как омоновец сзади занес дубинку у меня над головой, а Гобозов буквально прыгнул на меня, повалил на землю, и в результате «демократизатор» не размозжил мне башку, а опустился на гобозовскую спину.

Другой мой ангел-хранитель – профессор того же философского факультета Фарид Поташов. Омоновцы оттеснили нас влево, где стоял грузовик, и меня на этот грузовик буквально вынесло толпой – я стояла внутри, в кузове, кузов был уже переполнен людьми, пытавшимися спастись от дубинок, так что возможности маневра опять же не было, а бортики машины были, как назло, уже отломаны – люди делали из досок подручные средства:))). Так вот омоновцы развлекались тем, что били нас дубинками по ногам, пытаясь стряхнуть на землю. Какой-то молодой парень с живодерской ухмылкой и достойным лучшего применения упорством лупил меня по икрам, но я понимала, что если я сейчас свалюсь с грузовика, то меня растопчет толпа, и изо всех сил пыталась удержаться. И тут Фарид Исхакович Поташов, как будто спустившийся с небес, кидает мне железную арматурину! Я одним ударом сбиваю с этой живодерской мрази каску, затем один навесной удар арматуриной по голове – и залитый кровью омоновец падает, как подкошенный, его уносят на тротуар.... Может, я его убила или искалечила – кто сейчас разберёт.

Уже потом выяснилось, что моему дедушке, шедшему в последних рядах демонстрации с колонной ветеранов войны, омоновцы пробили голову – подкрепление зашло с тыла, лупя дубинками в щиты, и обрушилось на стариков и старушек. Дед провалялся с сотрясением мозга весь май. Маме повезло чуть больше, «демократизатором» она получила лишь пару раз, и, слава Богу, не по голове.

Забавно, но в тот момент мы не чувствовали боли – только задыхались от «черёмухи», обливались слезами и соплями, дыхание перехватывало, но боли не было. Почувствовали мы всё уже по дороге домой – я вплоть до дня свадьбы валялась плашмя, а в ванной всю неделю с нас текла зеленовато-желтая сладковатая вода – привет «черёмухе».

8 мая свадьба-таки состоялась. Посаженым отцом на свадьбе у меня должен был быть Виктор Анпилов, однако он почему-то не приехал ни в ЗАГС, ни к нам домой. Я два часа не разрешала гостям садиться за стол, ждали Анпилова. Потом, конечно, сели, но настроение было основательно испорчено – было тревожно и непонятно... На следующий день, 9 мая, была самая масштабная демонстрация красной оппозиции за постсоветский период – ощущение было такое, что каждый десятый москвич шёл в колонне. Там-то, на демонстрации, мы и узнали о том, что Анпилов похищен и увезён в неизвестном направлении. Несколько дней его держали в какой-то подмосковной халупе и избивали, а потом внезапно вывезли на шоссе и оставили там.

Весёлый был май.... Погода, замечу я, была просто тропическая.... 93-й год рулит.

 

 

От себя добавлю: вот так вот непросто прокладывается путь к свободе, демократии и колбасе. Чтобы дать народу демократию, следует сначала выкосить всех тоталитаристов. Для полной свободы – истребить всех несвободных. И только потом будет колбаса. Само собой, только для тех, кто руководил выполнением первых двух пунктов.

Tags: история, контрманипуляция сознанием
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 209 comments