Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Двенадцать разгневанных мужчин

 

Наконец-то посмотрел этот фильм. Давно ведь уже собирался, но руки не доходили. Или глаза.

Так вот, с глубоким прискорбием вынужден сообщить: у Михалкова получилось лучше. Причём, ощутимо лучше. Даже моя нелюбовь к Михалкову не перевесила чашу весов в сторону оригинала.

Многие спросят, а чего же такого плохого в классическом фильме, чего нет у Михалкова. Отвечу: там вообще ничего плохого нет. Там всё зашибато. Но у Михалкова всё ещё зашибаче. Сильно зашибаче. Где в оригинале хорошая строка, там у Михалкова песня. Возможно даже с припевом.

Для начала, Михалков напихал в свой фильм массу театральных трюков. Они обычно на сюжете не особо сказываются, но вносят изрядный оживляж. А в данном частном случае заодно ещё и помогают раскрыть поглубже личность каждого персонажа. Вот тут у Михалкова второй момент. У него про каждого персонажа всё со временем становится понятно. В оригинале всё понятно становится в основном про Генри Фонду и его антагониста. Остальные как-то в тени. Ну характер туда-сюда ясен, однако детали и нюансы просто не успевают пробиться на свет. У Михалкова не так, у него каждый не только всеми способами cвою личность демонстрирует, но и ещё монолог про самого себя рассказывает. Не особо правдоподобно, несколько театрально, но очень интересно.

Интерес – вообще штука немаловажная. Оригинал довольно долго раскачивается, если не знать, что будет дальше, то вообще выключить хочется. Михалков же заставляет заглотить наживку ещё во время титров, потом ловко подсекает и крепко держит на протяжении всего фильма. У него выключить совсем даже не хочется. Даже если не знаешь, что дальше будет. И даже если знаешь.

Ещё у Михалкова есть русско-советская школа актёрской игры. Хотя её с момента падения социализма усердно разваливали, пытаясь подменить голливудской школой для фильмов категории «С» и сериалов, но кое-кто из наших актёров играть умеет до сих пор. Вопреки. Что характерно, играет в традициях русско-советской школы.

В чём, кстати, отличие. Отличие в том, что в СССР киноактёры по совместительству все как один являлись актёрами и театра тоже. Точнее сказать, актёры театра являлись и киноактёрами. Некоторые. А в театре своя специфика, там со спецэффектами не густо, на компьютере ничего не обработаешь, да и подмонтировать результат не получится. Оттуда актёры привыкли учить роль и вообще играть как надо. Чтобы и без спецэффектов было интересно. В кино всё не так, там можно эпизод на ходу разъяснить, сто дублей сделать и оставить только понравившиеся места. Поэтому театральные актёры и в кино тоже играют как в театре. То есть, хорошо играют.

Из этого, конечно, не следует, что в Америке актёры сплошь слабаки и бездари – там своих талантов тоже изрядно, однако раскрыться им дают редко. Всё больше заставляют выразительно посмотреть в ключевом моменте, а остальное время просто бегать на фоне взрывов. В СССР же и со взрывами тоже не богато было, кино вообще очень задёшево снимали. Поэтому в фильмах всё больше был драматизм, а не спецэффекты. Сейчас, правда, режиссура сильно просела, никакая комиссия никому снимать не мешает, из чего проистекает полная свобода творчества с закономерным результатом, о чём речь шла в предыдущем посте. Но искусство в один момент не пропьёшь, хотя очень хочется.

В общем, школы по историческим причинам разные. В Штатах учат играть так, чтобы было похоже, что это жизнь. То есть, как в жизни бубнить под нос, в грамотный ракурс не становиться – это за тебя оператор сделает, – да и вообще поменьше театра устраивать. И побольше шоу. Шварцнеггер наверно для театральной сцены подходит не особо, но «я вернусь» говорит как надо, по-шоуменски.

В России актёры, – советской ещё закалки или же их прямые наследники, – напротив театр устраивают. У них всё не так, как в жизни, а ещё более жизненно. Настолько жизненно, что в жизни так не бывает. Оттого советских актёров смотреть интереснее. Ну и привыкли мы к такому стилю игры.

В США же фильмы, где всё действие проходит в скудных декорациях, а главное в которых – что и как говорят, – редкость. Там, конечно, есть свой «Клуб 'Завтрак'» и свои «Двенадцать разгневанных мужчин», но это – капли в море. В основном у них то, что сейчас пытается изображать Тарантино – экшн с небольшим количеством знатных разговорных моментов. Трудно сказать, хорошо это или плохо, но так уж есть. В России ещё не скоро снимут своего «Властелина колец» или «Терминатора», а в США не менее нескоро свой «Гараж», своего «Старшего сына» или свой «Кин-дза-дза». Причём, подозреваю, своего «Властелина колец» у нас снимут раньше, чем в США своего «Старшего сына» – уж больно нехарактерно для США подобного рода действо.

Так вот, возвращаясь к Михалкову. Этот хитрый дядя для римэйка привлёк специально подученных актёров советской закалки. А актёр советской закалки, да в ежовых руковицах сильного режиссёра – штука, посильнее «Фауста» Гёте. Когда же таких собирается двенадцать штук, то вообще туши свет. В США просто денег не хватит двенадцать таких актёров собрать. Там будет в одно рыло звездить Генри Фонда, а остальные уже так, для мебели. У нас же для мебели практически никого. Все раскрылись, все свою роль сыграли. Пусть даже они все поголовно – одно сплошное преувеличение, зато кругом театр. Хороший такой театр, крепкий.

Да, скажут некоторые, но Михалков же нагло потырил сюжет! Действительно, отчасти потырил. Но и тут есть нюансы. Потырена, собственно, канва и некоторые детали. Типа, мальчик мочнул отца, собрались присяжные, все против, один за и понеслась. Ну ещё некоторые фрагменты – дедушка всё слышал и добежал до лестницы, тётя всё видела. А на самом деле всё неправда и тот один всех переубедит. Иными словами, потыренное уместилось в один абзац, а всё остальное разработано на месте. Характеры, нюансы, развязка, истинное положение вещей. Кстати, развязки с истинным положением вещей в оригинале вообще не было. Там всё как-то в воздухе повисло.

А самое главное, удалось очень грамотно адаптировать сюжет к местным реалиям. Не механически скопировать, а буквально вплести сюжет в логику момента. Это, скажу я вам, очень непросто. Но оно удалось. Да так, что ни на секунду сомнений не возникает. У нас сто пудов такое могло быть. Хочется закричать «Верю!». Не смотря даже на личную неприязнь к Михалкову.

Что особо интересно, сюжет, сильно замешанный на национальном вопросе, не вызывает отторжения. В нём всё правильно даже с моральной точки зрения. Основная мысль всего национального вопроса: «главное не чеченец мальчик или не чеченец, а виновен он или нет». Подход правильный. Так легко ведь было скатиться из этой мысли в другую – «все чеченцы – гады», или, что более в наши времена вероятно, «все чеченцы белые и пушистые». Ан нет, не выпали. Мальчик невиновен, а примеры злых чеченцев всё-таки показали. По самому острию прошла съёмочная группа. Чего лично я от Михалкова не ожидал.

Ну и ещё более самое главное. Оригинал тем хорош, что между делом показывает весь спектр социальных проблем Америки того времени. Но в оригинале их касаются как-то мимоходом. У Михалкова же весь спектр проблем, – уже наших, – раскрыт гораздо ярче. И опять же не на уровне лубка, а по-серьёзному.

Подытожу: оба фильма очень хорошие. Но михалковский хороше́е по целому ряду причин. Редкий случай, когда римэйк на голову превзошёл и затмил оригинал. Все награды данный фильм получил заслуженно, что опять же редкий случай. Смотреть конечно же стоит. Даже в случае личной неприязни к Михалкову как у меня.

Tags: кино, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments