Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:
  • Music:

Жизнь замечательных людей: «На службе у...»

История впечатывает себя во фразеологизмы и поговорки. Каждый наверно слышал про «Пиррову победу» и про «Карфаген должен быть разрушен» и тем самым прикоснулся к песку, — нет, не к песку, к глыбам! — времён. Таким образом прошлое оставило свой след не только в летописях, но и в повседневной нашей речи.

Верно и обратное: фразеологизмы и поговорки временами формируют историю. Случайно брошенная фраза иногда переворачивает мир вверх тормашками. Вспомнить хотя бы Марию Антуанетту с её «если им не хватает хлеба, то пусть едят пирожные». Кто знает, не скажи она тогда эту фразу, как пошла бы история дальше?

Однако случаются и более занимательные вещи: одна фраза не просто провоцирует какие-то отдельные события, но даже меняет всё мироустройство. Причём, фраза может быть совершенно затасканной и незаметной. Но чреда совпадений или подходящие условия делают её не пёрышком, переломившим спину верблюду, а началом координат, от которого потомки будут вести отсчёт. Именно так это произошло с Системой Распределённых Мозговых Вычислений, когда-то созданной нашим бывшим соотечественником Семёном Дашиным. Фраза, слышанная им неоднократно, дала толчок его творческой мысли, которая впоследствии сделала мир таким, каким мы его сейчас знаем.

«Надо думать своей головой», — говорила Семёну его школьная учительница ещё в тридцатых годах прошлого века. Семён в ответ на это только злился. Да, он действительно часто пользовался подсказками, да, он списывал, но что за бред? Если «надо думать своей головой», то подразумевается, что можно и чужой. Как это? К чему это нелепое нагромождение слов? Этот школьно-бюрократический монстр, внушающий отвращения даже одним упоминанием о нём?

Но ответить учительнице Семён не мог. Он был мал, она — велика, поэтому оставалось только бессильно скрипеть зубами и мысленно обещать себе суровое отмщение всем гонителям. Гонители, кстати, очень скоро дали о себе знать и в тридцать седьмом семья Дашиных попала под маховик репрессий. Сейчас уже трудно сказать, что именно там произошло, но камнем преткновения стала газетная статья Василия Дашина — отца Семёна. На статью обрушился шквал критики и через некоторое время Дашиным порекомендовали выехать из СССР. Альтернативой сему было следствие и возможная отправка в лагеря. Василий Дашин не стал испытывать судьбу и вместе с семьёй уехал в Штаты. Так маленький Семён распрощался с гонителями-учителями и навсегда затаил в душе неприязнь по отношению к своей бывшей Родине.

Осталось в его душе и другое — та самая нелепая фраза. При всей её нелепости Семёну казалось, что вместе с тем в ней заложена и какая-то глубокая мысль. Что-то, требующее осмысления и развития.

Семён окончил школу — теперь уже американскую и собрался поступать в институт, но тут как раз разразилась Вторая Мировая Война. Поэтому обожаемая им лингвистика вынужденно сменилась радио-электроникой — именно на это отделение Массачусетского Технологического Института поступил юный Семён, как и все его сверстники захваченный творящимися в мире события.

Выбор Семёна был неслучаен: всемирный всплеск безумия заставил его куда как пристальнее взглянуть на нужды безопасности, которая по его мнению заключалась в том, что приютившая его страна должна взять под крыло весь остальной мир, дабы не допустить повторения Мировой Войны. По своей наивности Семён, конечно, не подозревал, что эта самая страна вместо того, чтобы взять планету под крыло, вцепится в неё когтями.

Радиоэлектроника, таким образом, стала тем самым рычагом, с помощью которого Дашин собирался поднять безопасность на недостижимый ранее уровень. И как ни парадоксально, точкой опоры в этом стала некогда раздражавшая его фраза. Точнее, её неявное следствие: можно думать чужой головой.

Семён видел, что Соединённым Штатам уже хватает экономической и военной мощи для установления Нового Мирового Порядка, однако им недостаёт мощи организационной. Бюрократическая система, как её не раздувай, просто не могла думать обо всём мире сразу. А компьютеры ещё были слишком несовершенны, чтобы радикально повлиять на решение проблемы. Но раз не хватает бюрократов, то почему бы не подключить к делу всех остальных? Ведь средний человек бо́льшую часть времени задействует свой мозг на ничтожный процент его мощности. Остальная мощность просто растрачивается впустую. Хорошо бы эту мощность превратить в нечто полезное для страны.

Несколько лет Семён посвятил изучению биофизики мозга и это окончательно оформило его идею: нерастраченные интеллектуальные ресурсы следует отдавать для вычислительных нужд системы.

Человеческий мозг состоит из нейронов. Не будем углубляться в нюансы, скажем лишь, что эти образования с помощью электро-химических реакций превращают одну информацию в другую. Например, картинку, поступившую на сетчатку глаза в осознаваемые разумом образы. При этом нейронам всё равно, какую именно информацию анализировать. Достаточно того, что она закодирована особым образом на «входе» нейрона и некоторым образом закодирована на выходе из него. Точнее даже, не на входе и выходе одного нейрона, а на входе и выходе их совокупности — нейронной сети. Подавая на вход и выход некоторые наборы соответствующей входной и выходной информации можно добиться того, что нейронная сеть будет давать условно верный отклик и на неизвестную ей ранее информацию того же класса. Таким образом сеть «обучается».

При работе мозга им генерируется электро-магнитное поле. Слабое, но всё-таки обнаружимое извне. Семёна посетила мысль, что управляя этим полем — читая его и пытаясь его «писать», можно добиться задействования мозга в качестве вычислительной системы для решения внешней, неосознаваемой мозгом задачи. В дальнейшем он понял, что входную информацию можно поставлять даже не полем, а через обычные каналы восприятия — зрение и слух. А результат обработки воспринятого считывать уже в виде электро-магнитного поля.

Вдумчивый читатель наверно уже догадался, что по сути такой процесс граничит с телепатией. Да, действительно мысли поддаются чтению. Но увы, на данном этапе они не поддаются расшифровке — считанное электро-магнитное поле никак нельзя превратить в текстовую или визуальную информацию. Внутренний механизм кодирования информации мозгом неизвестен. Однако для системы Дашина это и не требовалось. Достаточно было того, что информация выдаётся нейронной сетью в том виде, в котором она поступала при обучении нейронной сети. В целом процесс «думанья чужим мозгом» выглядел примерно так: через обычные каналы восприятия подаётся информация, закодированная некоторым образом (взаимно однозначно, конечно — чтобы не возникало её потерь), одновременно генерируется электро-магнитное поле, которое должно быть «ответом» на поданную информацию. Поставленная в такие условия нейронная сеть начинает «обучаться» — адаптироваться к соответствию входной и выходной информации. После её обучения, закодированная тем же способом информация будет давать закодированный тем же способом ответ. То есть, чужой мозг успешно обработает внешнюю информацию и выдаст её наружу. Чтения мыслей не получается, но полезный выход весьма ощутим.

Проведённые в лабораториях опыты подтвердили верность предположений Семёна — добровольцы довольно быстро «отдавали» часть своих интеллектуальных ресурсов под внешние задачи. Теперь встал вопрос о массовом внедрении системы. Увы, исследования в фокус-группах показали категорическое нежелание американцев постоянно носить с собой прибор, непонятно что творящий с их мозгом. Таким образом, о первоначальном плане — распространении «внешних мозговых вычислителей» не могло быть и речи. Люди отказывались использовать их даже за весьма неплохую оплату. Только самые маргинальные слои населения соглашались на такое, но их изъеденный алкоголем мозг совершенно не подходил для достижения поставленных Семёном целей. Следовало искать некоторый способ тайно навязать человеку участие во внешних вычислениях. Способ должен быть завлекательным — то есть, человек должен был добровольно проводить много времени в контакте с прибором, и при этом не отнимать много интеллектуальных сил, чтобы человек как можно большее количество ресурсов отдавал системе. Казалось, такого способа не может быть. Однако он всё-таки был найден и уже через несколько лет такие приборы разошлись по всей стране, мобилизовав вычислительные мощности американцев для нужд Белого Дома и Пентагона. Новый Мировой Порядок стал зримой реальностью.

Интересно, что США не обладали монополией на данный прибор. Совершенно независимо аналогичные приборы производились и в Европе, и в СССР и даже кое-где в Азии. Но только в Штатах прибор имел скрытую функцию по задействованию ресурсов мозга на благо государственной системы. Точнее, вне США прибор тоже приносил системе некоторое благо, но оно не шло ни в какое сравнение со штатовским.

Мы задаём себе вопрос: кто из читателей уже всё понял? Надеемся, поняли все: этим прибором был телевизор. Десятки миллионов американцев, вернувшись с работы теперь работать не прекращали. Напротив, их мозг функционировал с удесетярённой силой — вычисляя поставляемое телевизором, хотя каждый из телезрителей был уверен, что он в это время отдыхает. Телевизионные программы делились на два класса: обучающие и вычисляющие. Обучающие поставляли визуальный и звуковой ряд со входными данными и генерировали поле «отклика». На их основе нейронные сети зрителя незаметно для него обучались работе с информацией. Вычисляющие точно так же поставляли видео и аудиоряд, но уже с данными, требующими обработки; генерирумое мозгом поле считывалось телевизором и отправлялось на декодер. Декодер трансформировал его в числовой поток и в свою очередь отправлял результат в Пентагон.

Сначала отправка осуществлялось посредством той же антены, с помощью которой улавливался телевизионный сигнал, однако потери в таком процессе были весьма ощутимы, а ширина канала явно недостаточной. Это привело к развитию кабельных сетей, где подобных проблем гораздо меньше.

Вскоре обнаружилось, что распределённые мозговые вычисления имеют и побочный эффект — ресурсы мозга, задействованные для них, весьма неохотно возвращались мозгу для привычных ему задач. Грубо говоря, американец привыкал к подобного роду времяпрепровождению, телевизор становился для него смыслом жизни и без него ощущался заметный дискомфорт — это неприспособленный к внетелевизионной деятельности мозг требовал возвращения к основному для него теперь занятию. Проблема встала настолько широко, что Сенат потребовал от Дашина ответа: не является ли сделанное им диверсией против интеллектуального капитала США. Однако в своём выступлении гениальный учёный блестяще опроверг и отверг нападки. «Американец в быту не пользуется мозгом», — говорил Дашин, — «вопросы, встающие перед ним, достойны максимум мозга спинного, разве одно только это не говорит нам о том, что Система Распределённых Мозговых Вычислений не разбазаривает интеллектуальные ресурсы, а напротив, собирает их и вкладывает в общее дело? Посмотрите, американский народ наконец-то утратил присущий ему бунтарский дух и умиротворился в непосредственной близости от голубых экранов. При этом, врождённая тяга американцев к труду, — в том числе, умственному, — в полной мере удовлетворяется. Глядя в телевизор, американец непрерывно думает — не о перипетиях убогих сюжетов, не об отражённых в кривом зеркале новостях, не о бессмысленной рекламе, но о реальных мировых проблемах. А то, что он этого не осознаёт, так что же за беда? Работа спорится и не мешает удовольствию. Каждый теперь добровольно работает на общее благо, а поглощаемая при этом реклама ещё и стимулирует развитие экономики. Разве же не это, наконец, сделало нас сильнейшей державой мира?». И парламентариям было нечего на это ответить. С тех пор зелёный свет для идеи Дашина зажёгся окончательно.

Тем не менее, Советский Союз к глубокому прискорбию Дашина никак не желал от Соединённых Штатов организационно отстать. То, что в Штатах решалось Добровольными Распределёнными Вычислениями, в СССР было обусловлено энтузиазмом его граждан. Дашин пытался нарастить мощности вплоть до того, что многие американцы превратились буквально в околотелевизионные овощи, позабыв всё, кроме своей основной работы и телевизора. Это не помогло. Дашин тогда стимулировал развитие детских передач и программ для домохозяек — все слои населения вовлекались в Распределённые вычисления и всё большая часть их мозга отдавалась системе. Дети практически перестали усваивать школьную программу, даже в намеренно упрощённом до предела виде, домохозяйки были не в состоянии говорить о чём либо, кроме телесериалов — таким образом обеспечивались фоновые вычисления: вне телевизора. Но противник всё равно не отставал. Дашин даже заподозрил, что СССР внедрил аналогичную систему, но только более мощную, однако агентурные данные опровергли его подозрения: в Советском Союзе аналогичной системы не существовало, вместо неё там действовало бесплатное образование — среднее, высшее и вечернее. Советские люди становились всё образованнее и каким-то чудом для конкуренции с США этого вполне хватало. СССР обходился без высоких, — в дашинском смысле, — информационных технологий.

Тогда Дашин при поддержке Пентагона решился на отчаянный шаг: телевизоры со встроенными системами необходимо было распространить на весь мир. Первыми под Распределённый каток попали страны НАТО. Просвещённые европейцы теперь тоже стали отдавать свои ресурсы на благо Северо-Атлантического альянса. За это, конечно, пришлось заплатить их интеллектуальностью, которую Штаты до этого использовали в своих интересах — ведь не всю интеллектуальную работу можно было выполнять в распределённом режиме. Утечка мозгов из Европы в Штаты сократилась за отсутствием подходящих мозгов. Вместо европейцев в США хлынули индусы и китайцы, не охваченные ещё распределёнными вычислениями.

А Дашин всё не останавливался. Телевизоры начали внедряться в Латино-Американские, Африканские и Азиатские страны. Поскольку США уже не могли обеспечивать требуемое их количество, к производству подключились Япония и Южная Корея. Эти подконтрольные США государства хоть и посопротивлялись внедрению распределённых вычислителей в свою продукцию, но сопротивление это было скорее для вида. Вскоре почти весь мир был охвачен Системой. Новый Порядок практически восторжествовал.

Однако Советский Союз всё ещё держался. И тут Дашина осенило: для успешной с ним конкуренции не обязательно подключать советских граждан в систему распределённых вычислений, что Штатам никто сделать не даст, — достаточно задействовать мозги советских граждан для решения бесполезных задач и интеллектуальная гонка будет выиграна. Выиграна путём отупения противника, который станет рабом телевизора, не подключенного ни к какой системе, но усердно отъедающего интеллектуальные ресурсы. Так и было сделано — в СССР потоком пошли иностранные телевизоры. Сначала это делалось через полуподпольные каналы, чуть позже — уже официально. СССР согласился не только принять диверсионную технику, но и даже оплачивал её. Это ли не победа?

Да, именно так СССР проиграл в интеллектуальной гонке и рухнул. Мозг его граждан, забитый информационным шумом, который генерировали ни к чему не подключенные телевизоры, быстро отказал его носителям в здравом смысле и во имя сериалов, «полей чудес» и рекламных роликов страна была демонтирована. Слишком сильным оказалось то комфортное оцепенение, в которое голубой экран погружал смотрящего в него. Слишком боялись его потерять — ведь КГБ уже что-то заподозрил и даже стал принимать кое-какие меры.

На руинах былого соперника предполагалось возвести филиал распределённых вычислений, однако из-за географических особенностей страны это оказалось невозможным, поэтому Штаты ограничились подключением к ним только Кремля и отдельных административных зданий. Остальная страна продолжала внимать всё тому же информационному шуму. И даже более худшей его разновидности — при массовом отключения мозга стало всё равно, что показывать.

В последние годы, однако, Штаты получили неожиданный удар: их технику и технику подконтрольных им стран стала вытеснять китайская. А в ней использовались совсем иные принципы, нежели привычные американцам. Так, вместо распределённой мозговой работы на благо Пентагона, смотрящий в китайский телевизор подключался к Системе Коллективного Разума, более характерной для всё ещё социалистического Китая. Куда уходит этот ресурс и как это всё работает на данный момент ещё не выяснено, однако небывалые темпы роста Поднебесной явственно свидетельствуют, что оно таки работает. Причём, весьма нехило.

В России же нашлись мастера из спецслужб, которые стали перепаивать встроенные в телевизоры схемы в нечто, применяющееся для Всеобщей Системы Чтения Мыслей. Распределённые мозговые вычисления таким образом стали участвовать в раскодировании мозговой же деятельности граждан, особо опасных для системы — теперь уже государственной. Работа в данном направлении пока ещё не завершена и находится в зачаточной стадии, но она уже идёт, чему подтверждением служит массовое внедрение кабельного телевидения. Основную проблему на данный момент представляет то, что особо опасные граждане не смотрят телевизор, а зачастую его даже не покупают, что осложняет сбор статистики по генерируемым их мозгом полям.

Новый Мировой Порядок только воспряв снова пошатнулся. Дашин же пребывает в довольно солидном возрасте и не так скор на новые придумки. Остаётся надеяться только на вашу сознательность, дорогие читатели: купите телевизор (только ни в коем случае не китайский, а американский или японский) и проводите перед ним не менее пяти часов в день. Помните: отказываясь от просмотра телевизора, вы тем самым расшатываете Мировой Порядок. Он и так слишком нестоек, не надо усугублять.

Надеемся, статья про нашего бывшего соотечественника произвела на вас достаточное впечатление и навела на определённого рода мысли. Обязательно поделитесь ими с редакцией. Счастливого вам просмотра.

Tags: жизнь замечательных людей, проза, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments